(81555)79-390регистратура
(81555)79-724канцелярия
Меню

Телемедицина и безопасность: Арктика помогает развивать технологии

29.07.2020


Страны Арктической зоны – высокоразвиты и в промышленном, и в социальном отношении. Это страны с по-разному организованным, но постоянно развивающимся и модернизирующимся здравоохранением. И все страны, имеющие арктические регионы с проживающим в них населением и вахтовыми рабочими, сталкиваются с одинаковыми трудностями и вызовами, которые представляет эта негостеприимная территория.

Главными и общими для всех являются вызовы, связанные с тяжёлыми климатическими условиями, сложными и продолжительными сменами светового дня и ночи, низкой плотностью населения, удалённостью от современных многопрофильных медицинских центров, отсутствием дорог и должных условий транспортировки пациентов, а порой и невозможностью это сделать из-за метеорологической обстановки. Это в равной мере касается как пациентов, находящихся на «материке», островах, так и пребывающих на судах Северного морского пути, газовых и нефтяных платформах, в научных экспедициях и несущих службу в силовых структурах.

Численность постоянно проживающего населения на Арктических территориях достаточно внушительна, причём она примерно одинакова в России и всех других странах вместе взятых. В целом в Арктике проживает 4 238 000 человек, на Российской территории 2 089 000, в Арктической Европе 1 280 000, и в Американской Арктике 827 000 человек.
Увеличивается вахтовое население Арктики за счёт достаточно быстрого освоения новых и развития уже эксплуатируемых материковых и шельфовых месторождений углеводородов и прочих полезных ископаемых, золота, меди, никеля, олова, железа, платиноидов, редкоземельных элементов, алмазов и фосфорных удобрений. И это далеко не полный перечень ископаемых, которые интересны бизнесу и промышленности в Арктической зоне. Спрос на многие из этих ископаемых растёт с удвоением каждый год. 

Быстро развивается в арктических водах рыбный промысел, из-за благоприятной ледовой обстановки и богатых запасов морепродуктов, краба и рыбы, всё больше судов остаются на промысел в арктических водах. Этому способствует и высокотехнологичная рыборазведка с помощью беспилотных летательных аппаратов и мощных, с высокой разрешающей способностью обнаруживать косяки рыбы, глубоководных эхолотов.

Используя потепление в Арктических районах, оживает и увеличивается по продолжительности навигация по Северному морскому пути, каждый год удваивается количество рейсов по Северному морскому пути. Этому способствует и высокая экономическая выгода от транспорта товаров и полезных ископаемых Северным морским путём из Азии в Европу за счёт снижения себестоимости транспортировки. Северный морской путь по протяжённости почти вдвое короче классического, 5770 против 1240 морских миль по пути через Суэцкий канал. Китайские экономисты прогнозируют, что, при условии постоянной транспортировки китайских товаров по Северному морскому пути, их себестоимость может снизиться на 30% и более. Это важно при и так высококонкурентной их дешевизне.

При таких темпах население Арктики, по прогнозам специалистов, может за ближайшие пять лет увеличиться до пяти млн. человек, и примерно на 80% этот прирост произойдёт на территории Российской Арктики.

Вследствие всего этого скоростного развития жизнь подготовила для нас новые, уже медицинские и социальные вызовы. Все мы прекрасно помним, что чаще всего в истории покорения Арктики происходили трагедии, связанные с утратой здоровья членами арктических экспедиций. Сейчас, вследствие быстрого количественного (демографического) и качественного (социальные запросы) развития, высоки риски того, что Арктика буквально выпрыгнет из своей «кольчужки» под названием здравоохранение, мала она ей стала и защитить более не может. Медико-биологическая безопасность населения будет под большим вопросом. А отсутствие, как таковых, крупных спасательных баз с серьёзным современным комплексом медицинских услуг на протяжённости Арктики и Северного морского пути может стать серьёзным препятствием для дальнейшего развития данного региона и всей его инфраструктуры.

Медицина нуждается в переоснащении, модернизации. И одним из значимых компонентов этой модернизации должно стать развитие телемедицины в Арктике. Об этом хочется поговорить подробней, дабы пояснить, почему это так.

Необходимость в развитии телемедицины в Арктике назрела давно, и для понимания актуальности этого процесса достаточно провести анализ тех рисков, которые обусловлены историческими, географическими и демографическими процессами в Арктике, и о которых мы говорили в самом начале. Основные сложности продиктованы невозможностью быстрой и безопасной эвакуации больного. Из путей эвакуации, при отсутствии автомобильных дорог, остаётся воздушный путь, но он – то метеорологически невозможен, то пациент не транспортабелен при различных критических состояниях в негерметизированных салонах вертолётов. Вывезти, конечно, пациента можно, по принципу «от себя подальше», но вред подобная эвакуация больному нанесёт серьёзный. А вот этап стабилизации состояния пациента перед транспортировкой предполагает помощь телемедицины.

Что же такое эта телемедицина, чем и кому она может помочь, чего от неё следует ожидать, а в чём она пока беспомощна и почему. Давайте начнём разбираться с истории её создания.
Сам термин телемедицина – «медицина на расстоянии» -- произошёл от греческого «tele» - вдаль, далеко.
Всемирная организация здравоохранения даёт следующее определение: это метод предоставления услуг по медицинскому обслуживанию там, где расстояние является критическим фактором. Предоставление услуг осуществляется представителями всех медицинских специальностей с использованием информационно-коммуникационных технологий после получения информации, необходимой для диагностики, лечения и профилактики заболевания.  


Нобелевский лауреат, нидерландский физиолог Виллем Эйнтховен в 1905 г. предпринял первую и удачную попытку передачи сигнала электрокардиограммы по телефону. И уже через двадцать лет данный метод начал широко использоваться в медицинской службе фешенебельных туристических лайнеров и на ВМФ США.
В 1959 году по коаксиальному кабелю было передано рентгеновское изображение лёгких человека из США в Канаду.
В 1965 году американским кардиохирургом по каналу спутниковой связи была проведена консультация Швейцарской кардиологической бригады во время выполнения экстренной операции на сердце.
В 70-е и 80-е годы прошлого века проводятся частые и успешные консультации и консилиумы между многими медицинскими центрами нашей планеты.
В 90-х годах была предпринята первая попытка объединить ряд международных медицинских центров в общую сеть на основе разработанных универсальных протоколов модемной связи через интернет. Выходит первая оперативная система с графическим интерфейсом, «W 3.11 для рабочих групп», позволяющая сделать подобные конференции доступными для специалистов-медиков, без прямого участия IT специалистов.
Отечественная телемедицина росла и развивалась, конечно же, через космонавтику. Именно там впервые в 60-е годы XX века были опробованы первые системы удалённого мониторинга. Вначале на животных, затем на человеке применялись биотелеметрические методы контроля параметров жизнедеятельности. В 70-е годы при министре здравоохранения, академике Чазове Евгении Ивановиче, в крупных городах СССР была создана сеть центров дистанционной кардиологической диагностики «ЭКГ по телефону».
На этом этапе развитие телемедицины в нашей стране остановилось на долгое время, и вспомнили о ней только в конце 80-х гг. Первым крупномасштабным проектом в становлении телемедицины стала организация телевизионного моста между СССР и США для консультации пострадавших во время землетрясения в Армении и взрыва газопровода в Уфе в 1988-1989 гг. И вновь – полный застой до 2000 годов.
Последняя реинкарнация отечественной телемедицины произошла благодаря высокой востребованности её в Арктике. 


В удалённых районах, на местах, работают грамотные специалисты, но без должного постоянного тренинга по медицине критических состояний. Такой тренинг, доводящий до автоматизма работу специалиста, возможен только в клиниках с высоким потоком пациентов, как, например, в многопрофильных больницах скорой медицинской помощи. И никакой опыт и стаж сотрудников не позволят в полной мере использовать все возможности современных алгоритмов лечения и медицинской аппаратуры, если ты не повторяешь это ежедневно. И вот тут на помощь приходит один из самых старых и проверенных компонентов телемедицины – консультация, консилиум. Для реализации данной потребности нужна качественная скоростная, широкополосная и защищённая линия связи, интернета. Это обязательное условие для защиты информации о пациенте и сохранения медицинской тайны. В современный век интернета и всевозможных гаджетов мы даже не предполагаем, насколько данное требование к линиям связи на Крайнем Севере серьёзное, порой трудно выполнимое. Каналы космической и сотовой связи только начинают приближаться по своим характеристикам к данным требованиям. Это обусловлено тем объёмом информации, который необходимо быстро передавать в режиме проводимой консультации и консилиума. Камеры высокого разрешения должны передавать видеоизображение исследуемого человека без цветовых искажений, в высоком разрешении и необходимом увеличении, иначе не собрать объективной информации о пациенте.


В настоящее время созданы десятки комплексов, обследующих и исследующих тот или иной орган и систему. Это электрокардиологические, энцефалографические, ультразвуковые, рентгенологические и другие аппараты для лучевой диагностики, портативные клинические лаборатории, передающие информацию на «облачные системы» для обработки их данных суперкомпьютерами.
Вся система несёт огромный объём информации, который необходимо передавать быстро и качественно.
Теперь об аппаратуре: она действительно есть, но нет единой электронной архитектуры, нет единых требований, ГОСТов и совместимых единых протоколов передачи данных для этих систем, нет того, что называется унификацией. Самая главная проблема – отсутствие единого заказчика в лице государства. И вся эта техника выпускается не в едином телеметрическом комплексе, состоящем из модулей, который можно комплектовать в зависимости от задач, а вразнобой – кому что показалось значимым и быстро коммерциализируемым. Даже комплексы для МЧС собираются из оборудования разных фирм и уже вторично подгоняются под заказчика. Мне кажется, что в таких глобальных и стратегических проектах, как Арктика, заказчиком всё же должно выступать государство. 


Необходима разработка чёткой дорожной карты с перечнем всех лечебных, научных и учебных учреждений, которые будут включены в программу Арктического мониторинга и телемедицины.
Учреждения должны подготовить кадры для консультативной работы, а государство должно обеспечить их аппаратурой и оборудованием.
На сегодняшний день не реализован в России очень важный компонент телемедицины – объединённая система хранения и использования информации, получаемой при работе с различными диагностическими комплексами. Это проблема больших данных (Big Data), так как огромный массив должен не просто храниться, но программно обрабатываться и использоваться в виде новых алгоритмов по автоматической обработке диагностических данных и их автоматическому описанию. 


По всей протяжённости нашего Арктического побережья, вдоль Северного морского пути, с большими пробелами представлены научно-исследовательские лечебные и учебные центры, которые могли бы выступить не только в роли консультантов, но и принять на лечение пострадавших пациентов. На западе это Мурманск, Апатиты, Архангельск, Нарьян-Мар, и далее – пустота до самого побережья Чукотки; восточнее своё присутствие обеспечивает магаданский пул лечебных, учебных и научно-исследовательских центров. Необходимо без промедления развивать намеченные, планируемые центры телемедицины и эвакуации в Сабетте, Диксоне, Хатанге, Тикси и Певеке. Необходимо развивать пути эвакуации. 


Не менее важная составляющая телемедицины – это сопровождение медицинского обучения, как студентов, так и врачей. Современное мировоззрение общества, выраженное в федеральных законах, регламентирующих взаимоотношения пациент – медицина, почти исключает прямой контакт и обучение профессиональным навыкам с использованием пациента. И телемедицина может оказать помощь в визуализации учебного процесса обследования, лечения консервативного и даже оперативного с помощью систем телемедцины, установленных в поликлинических и стационарных подразделениях.
Установка комплексов телемедицины необходима и как стандарт оснащения на судах Северного морского пути, в удалённых военных городках, на газонефтяных платформах и месторождениях. Телемедицина, её переносные портативные модули, могут использоваться на крупных производствах и горноспасательных службах при затруднённом доступе к пациенту основной группы медиков во время техногенных событий и различных катастроф. 


Всё это будет работать и помимо спасения жизней, даже давать экономическую выгоду, при условии объединения в единую систему между потребителем данной услуги и готовыми её оказывать учреждениями. Должны быть продуманы штатные единицы консультантов, дежурящих круглосуточно. Сложен процесс и отбора консультантов: далеко не каждый высокопрофессиональный специалист-врач сможет без дополнительной подготовки и тренинга вести консультации в онлайн-режиме при оказании экстренной медицинской помощи. Без соблюдения этих условий телемедицина будет красивой, бесполезной и дорогой игрушкой. 


Значительный прорыв в понимании актуальности и востребованности телемедицины произошёл, когда мир столкнулся с проблемами консультирования пациентов в условии изоляции при пандемии. При развитии данного направления медицины на более высоком уровне нам было бы легче решить проблему удалённого мониторинга на дому пациентов с сопутствующими заболеваниями и возрастной группой 65+. Специалисты смогли бы удалённо оказывать психологическую помощь на дому людям с лабильной психикой или возрастными изменениями, которые крайне тяжело переносят любую «ломку» стереотипов их повседневного поведения. В период вынужденной изоляции происходят серьёзные поведенческие изменения в психике человека. Нам ещё только предстоит, по окончанию пандемии, комплексно оценить весь тот урон, который был нанесен нашему сообществу. И можно предположить, что все эти изменения протекают более тяжело в условиях Арктики, где и так над проживающими довлеет синдром полярного напряжения. 

Внедрение телемедицины в инфекционных клиниках может оказаться крайне востребовано при проведении консилиумов и консультаций у пациентов с особо опасными и легко (контагиозными) распространяемыми инфекциями. Методы телемедицины ограничат излишние контакты и позволят проводить длительный или постоянный контроль и мониторинг пациента, что фактически невозможно при использовании СИЗ – систем индивидуальной защиты. 


В некоторых регионах российского присутствия вопросы с использованием систем телемедицины вообще невозможны без политических решений. Так, например, на Шпицбергене (территория Норвегии, где Россия занимается научной и промышленной деятельностью на постоянной основе согласно Шпицбергенскому трактату, подписанному 9 февраля 1920 года в Париже), использование телемедицины для нашего населения (от 500 до 1000 человек, в зависимости от сезона) в принципе невозможно. Из каналов связи с широкополосным доступом мы имеем всего два оптико-волоконных кабеля, притом принадлежащих Норвегии (НАТО). Кто же нам разрешит организовывать на этих кабелях закрытый, защищённый канал? 


За рубежом, особенно в Скандинавских странах, развитие телемедицины направлено на использование при консультативной помощи в удалённых фермерских хозяйствах, стойбищах оленеводов.
У нас структура рынка услуг телемедицины представлена только пятью процентами от всех классических методов, и в этих пяти процентах – 67% процентов терапия, 25% педиатрия и 8% все остальные узкие специальности.


Тормозит развитие телемедицины, особенно её коммерциализацию, недоверие как со стороны пациентов, так и со стороны самих специалистов. По результатам опроса MAR CONSULT, своё отношение врачи определили следующим образом: 15% - не определились, 35% - отрицательно, 50% - положительно. К положительным моментам отнесли доступность, скорость, удобство, к минусам – отсутствие возможности осмотреть пациента, неудобный формат, нехватку времени, недоверие пациентов. Как мы видим, формируется порочный круг, в основе которого лежат: отсутствие высококлассной аппаратуры, отсутствие регламентов и малая информированность как пациентов, так и специалистов.



Начиная с 2010 года научно-производственное объединение «Национальное Телемедицинское Агентство» свело под одним началом несколько перспективных проектов по Арктической телемедицине, но все разработки существуют в виде прототипов в единичных экземплярах или малыми партиями, под редкого одинокого заказчика. 


С 2001 года начала формироваться законодательная база о телемедицине.
В 2017 году вышел ФЗ о телемедицине N 242-ФЗ.
Сформировался большой пул полярников, общественных деятелей, учёных и политиков, которые самоотверженно работают над скорейшей реализацией уже существующих проектов по Арктической телемедицине. Отличные, завершённые и продуманные до мелочей проекты организации Арктического Телемедицинского Агентства (а «мелочи» в Арктике порой – самое главное) предлагает Ассоциация организаций оборонно-промышленного комплекса – производителей медицинских изделий и оборудования.
Огромную работу в этом направлении проводят известный полярный исследователь, член Совета Федерации Федерального Собрания РФ, специальный представитель президента РФ по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Артур Чилингаров, председатель совета директоров, вице-президент рабочей группы по телемедицине Международного Союза Электросвязи М.Я. Натензон и много других сподвижников этого направления. 


Но есть чиновники, которые – видимо, чтобы отчитаться перед правительством о поступательном движении в сторону создания и развития телемедицины – начинают подменять понятия, называя многие мероприятия технического развития телемедицинскими. Так, электронный учёт и маркировку лекарственных средств скрестили с телемедициной, выписку электронных рецептов и листов нетрудоспособности отправили в ту же обойму, электронную запись и регистратуру – туда же. Положительного влияния для развития реальной телемедицины здесь нет, обманывают они сами себя и неподготовленный, неискушённый персонал медицинских организаций: он искренне верит, что в их учреждениях развиваются данные направления.

Так на самом деле выглядит эта, на первый взгляд, непонятная, спорная и даже где то примитивная телемедицина. И описанные проблемы её развития – только видимая, надводная часть айсберга. Но мы знаем совершенно точно, что на наших арктических просторах без телемедицины не обойтись.


Автор: Мегорский Владимир Владимирович, к.м.н., директор Научно-исследовательского центра медико-биологических проблем адаптации человека в Арктике КНЦ РАН.


Источник : goarctic.ru



Возврат к списку

Напишите нам в форме обратной связи.
Мы обязательно ответим Вам как можно скорее.